twitchy fingers
Мои двери всегда для вас открыты. Выходите ©
Название: Полезные подарки
Автор: Mermaid Teddy
Направленность: слэш
Фандом: вселенная Гарри Поттера
Персонажи: Геллерт Гриндевальд, Альбус Дамблдор
Рейтинг: PG-13 (один поцелуй)
Жанр: AU
Размер: ~1070 слов
Предупреждения: возможен OOC.
От автора: для Boogieman. :3

Геллерт с любопытством смотрит на золотой ободок на ладони Альбуса. Он силится увидеть сквозь физическое, за его пределы. Магическая аура? Следящие чары? Возможность быстрее вылечиваться? Сонный порошок где-то в этой сверкающей полоске, который можно высыпать в чашку недругу, нажав на специальную выемку?
Кольцо тонкое, красивое, но совершенно бесполезное. Альбус смеётся, увидев смесь обиды и разочарования на его лице.
- Это просто подарок, - говорит он.
Геллерт предпочитает полезные вещи, а не бездумные украшения, но всё равно принимает. Надевает на безымянный палец и шутит, что Альбус ведь не собирается взять его в законные мужья? Потому что если кто и будет хозяюшкой-пацифисткой в их паре, так это Альбус. Тот снова смеётся: нет. Хотя мне нравится идея, добавляет он, что я бы жаловался в специальном сообществе.
- Думаю, я бы выиграл: ты не ровня пьющим и агрессивным мужьям. Вот я готовлю ужин и жду его к столу, а у него очередной терракт где-то в Венгрии.
Звучит больше грустно, чем смешно, и Геллерт сворачивает с этой темы.

Руки становятся толще, массивнее, и ему не нравится зудящее чувство, которое возникает, если переместить кольцо на большой палец. Так что он безо всяких зазрений совести снимает его и носит в кармане мантии. Впору выбросить или продать - хоть какая-то польза - но оно, совершенно немагическое, почему-то будит в нём силы, когда их почти не остаётся, так что ни в лавку ювелира, ни в море оно не отправляется.

Геллерт даже не представляет, насколько сильно у него вошло это в привычку, потому что ловят его в облике Грейвза тоже с этим кольцом.
В допросной комнате скучно, и он, скованный магическими кандалами, ограничивающими всякую волшебную деятельность, вертит его в пальцах. Катает по столу и думает, что Веритасерум на самом деле обойти довольно просто: достаточно всего лишь не отвечать на вопросы. Он вынужден говорить правду, но что они могут сделать, чтобы заставить его говорить в принципе? Только трата времени, только постепенное отупение. Негоже общаться с теми, кто не равен тебе, если ты не можешь переманить их на свою сторону.
Ах, Криденс, зачем всё было так усложнять? Геллерт с досадой цокает языком. Гораздо больше его раздражает даже не то, что его поймали, а то, что столько времени потеряно зря. Все эти видения, подготовка, упрямый аврор в плену, вылеченные руки, весь этот физический контакт, лживые обещания... Он мог бы с гораздо большей пользой провести эти несколько месяцев. Подступать осторожно, пробиваться сквозь чёртовы нагромождения постулатов безумной матушки Бэрбоун, кормить почти с рук, шептать о том, что всё будет иначе.
И всё это время прямо у него под носом... Геллерт поражается собственной слепоте. Криденса били и ненавидели больше всех, естественно, он подавлял порывы ответить или хотя бы отразить атаку, и всё это копилось внутри, сливалось с его магией, вырывалось разрушительным чёрным вихрем. Всё же какая сила... Они могли бы сделать множество прекрасных вещей вместе. Достичь большого прогресса. И пусть магглы тряслись бы, сжимая в руках свои пистолеты, такие маленькие и смешные, такие бесполезные, казавшиеся игрушечными. Ничего бы это уже не решило.
Когда очередной аврор в праведном возмущении человека, который не понимает, что мир волшебников исчезнет, если ничего не предпринимать, заходит в комнату, Геллерт растворяет кольцо в пальцах, словно какой-то маггловский фокусник.
Будь здесь Альбус вместо этого кольца, с ним бы хоть интересно было вести беседы о судьбе мира.

- Спасибо за подарок, - говорит Геллерт, бесцеремонно плюхнувшись на диван и начав плавить палочкой кандалы. Обычной Алохоморой их, естественно, не откроешь, а он так некстати запамятовал заклинание работников МАКУСА, которое могло бы ему помочь. Что поделать, если за все полгода "службы" там никого не приходилось арестовывать и настолько сильно ограничивать.
- Не помню, чтобы мой подарок обладал возможностями порт-ключа, - Альбус призывает к себе чашку с чаем и устраивается рядом, делая вид, что не хочет наблюдать с интересом за его действиями. Геллерт, конечно, не верит и немного обижен, что его не спрашивают, как так получилось. Он бы с удовольствием рассказал о парочке своих маленьких хитростей. Но либо Альбус слишком хорошо его знает, либо всё ещё дуется, не простив несколько столкновений с силами правопорядка и логичный исход для этих самых сил.
- Я же говорил, что предпочитаю полезные подарки. Так что я немного усовершенствовал его, - в голосе Геллерта хвастливые нотки. Он чувствует превосходство над Альбусом, всего лишь преподававшим в этой их школе. Какой рост у профессора? Какие возможности? К ста годам довести до совершенства заклинание трансфигурации из крысы в кубок? Альбус достоин большего, только почему-то к этому большему совсем не стремится.
А американским аврорам честь и слава за то, что так и не додумались отобрать у него кольцо. Геллерт и не помнит, в какой момент решил поэкспериментировать с чарами и сделать особый порт-ключ. Не просто перенести в какое-то знакомое место, а последовать за магией того, кто держал это кольцо в руках, прежде чем подарить.
Первыми словами Геллерта, когда он оказался в незнакомом доме, но почувствовал слишком родной магический след, были: "О, ты переехал".
Покончив с кандалами, он потягивается, чувствуя, как гудят мышцы, и ложится на диване.
Если закрыть глаза, не останется ничего, кроме треска поленьев в камине и тихого дыхания.
- Ещё когда всё не успело измениться, я часто ловил себя на мысли, что готов пообещать положить весь мир у твоих ног, - говорит Альбус. Геллерт борется с искушением открыть глаза и созерцать в этот момент выражение его лица. - Я рад, что так и не сказал это.
Геллерт мог бы спросить, почему, но он не спрашивает.
Опустевшая чашка плавно отправляется обратно на кухню.
- Ты понял бы это слишком буквально. Ты посчитал бы меня обязанным тебе.
- Вовсе нет, - качая головой, Геллерт возит бритым затылком по подлокотнику дивана. - Я ведь знаю, что это всего лишь слова.
Ты ведёшь себя так, словно до сих пор в меня влюблён, думает Геллерт, но не говорит вслух. Поэтому не останавливаешь. Поэтому не убиваешь меня, хотя можешь попытаться сделать это прямо сейчас.
Он достаёт из кармана мантии пергамент, на котором почерком Альбуса написано: "Но не идея - причина моей скорби, а человек"*. Высокопарно, Альбус, невыносимо высокопарно. Старый друг прислал ему это, пока Геллерт сидел в плену у американцев.
Он кладёт в середину этой фразы кольцо и складывает лист, пока из него не получается миниатюрный конверт. Он делает это аккуратно, неторопливо, ногтями зажимает и проводит по сгибам, доводя их до режущей остроты. Настолько же сильно режет по ушам тишина, разрезает лицо кривая усмешка.
Геллерт касается не сжатых, но и не раскрывшихся после этого губ Альбуса лёгким поцелуем, а потом аппарирует.
Они ещё встретятся, он это знает. И, возможно, в другой раз ему достанется не кольцо и даже не молчаливый приём. Но он готов к этому.

*из фильма "V for Vendetta" (2005).

@темы: Love is..., Fantastic Beasts And Where To Find Them, Я пишу